vodolei_13 (vodolei_13) wrote,
vodolei_13
vodolei_13

Category:

Печка греет, печка кормит, печка лечит... Часть3. «Обряд перепекания ребёнка»

Продолжаю  свой рассказ про русскую печку...
Помните злую Бабу-Ягу, которая сажала детей на лопату и отправляла в печь?
Так вот - сказки всё это!



Жизнь наших предков была очень связана с природой, поэтому многое они воспринимали по аналогии с  понятными им явлениями. Считается, что рождение ребёнка славяне сравнивали с выпечкой хлеба. И если ребёнок рождался недоношенный или слабый, значит, он недозрел в материнском чреве, а значит  его надо было "перепечь". Обряд направлен был сразу и на ребенка, и на болезнь, причем решал задачу двойственную: уничтожить болезнь (а в символическом плане – и самого больного ребенка) и создать ребенка нового - крепкого и здорового.

А проводили этот обряд, как правило, бабаки-повитухи.  В одних местах к нему прибегали в случае рождения недоношенного, хилого младенца, при наличии рахита («собачьей старости»), атрофии и прочих недугов. В других – отправляли в печь всех подряд новорожденных. Наиболее распространенное русское название обряда - «перепекание», реже можно встретить варианты: «перепечение», «запекание».

Вот такая бабуся-знахарка с младенцем на лопате  - это тот самый обряд "перепекания" и есть.
В классическом варианте перепекания - младенца предварительно обмазывали ржаным (и только ржаным) тестом, оставляя свободными от него только рот и ноздри. Тесто, к слову сказать, тоже было не простое, а на воде, принесенной на рассвете из трех колодцев, желательно – бабкой-знахаркой. Обмазанное тестом дитятко укладывали на хлебную лопату, привязывали к ней и трижды отправляли на короткое время в теплую (не горячую!) печь, в которой, естественно, уже нет огня.

Вот они хлебные лопаты...

Всё это действо никогда не делалось в одиночку, а в обязательном порядке - вдвоём (например, мать ребёнка и повитуха или невестка и свекровь) и сопровождалось определёнными ритмическими присказками, диалогами, ритуалами и т.п. Скорее всего, это нужно было для отсчёта времени  лечебной печной процедуры (часов-то у них не было) и определённого ритма отправления в печь и вынимания из печи.
Входя в дом, одна женщина спрашивала: «Что ты делаешь»? Вторая отвечала: «Хлеб пеку» и с этими словами двигала лопату в печь. Первая говорила: «Ну, пеки, пеки, да не перепеки» и выходила за дверь, и та доставала лопату из печи. Аналогичный диалог мог происходить с женщиной, которая, трижды обойдя избу по ходу солнца, вставала под окно и проводила ту же беседу.

Кстати, этот обряд проводили не только в центральной России.

Вот, например, как в 1901 г в газете Кубанские областные ведомости № 158

Существует детальное описание обряда «запекания» ребенка от сухотки, сделанное одним из дореволюционных бытописателей, которое завершается «продажей» ребенка, причем знахарка забирает его на ночь, а затем возвращает матери .
«В глухую полночь, когда печь простынет, одна из баб остается с ребенком в избе, а знахарка выходит во двор. Окно в хате должно быть открыто, а в комнате темно.
– Кто у тебя, кума, в избе? спрашивает со двора знахарка
– Я, кума – (называет себя по имени)
– Более никого? продолжает спрашивать первая
– Не одна, кумушка, ох не одна; а прицепилась ко мне горе-горькое, сухотка поганая
– Так ты ее, кума, выкинь ко мне! советует знахарка
– Рада бы бросить да не могу, слышится из избы
– Да почему?
– Если выкину ее поганую, то и дите-чадо прийдется выкинуть: она у нем сидит
– Да ты его, дите-то, запеки в печь, она и выйдет из него, слышится совет кумы».

После этого ребенка кладут на лопату для выпечки хлеба и помещают в печь. Знахарка, бывшая во дворе, обегает вокруг дома и, заглянув в окно, спрашивает:
« – А что ты, кума, делаешь?
– Сухотку запекаю <…>
– А ты, кума, смотри, не запекла бы и Ваньку
– А чтож? – отвечает баба, - и Ванькю не пожалею, лишь бы ее, лиходейку, изжить
– Ее запекай, а Ваньку мне продай».

Затем знахарка передает в окно три копейки, а мать из хаты подает ей на лопате дитя. Это повторяется трижды, знахарка, обежав хату и каждый раз через окно возвращая ребенка матери, ссылается на то, что он «тяжеловат». «Ничего здорова, донесешь» – отвечает та и снова передает на лопате дитя. После этого знахарка уносит ребенка домой, где он и ночует, а утром возвращает его матери.




Этот древнейший обряд был широко распространен у многих народов Восточной Европы, как славянских, так и неславянских, бытовал у народов Поволжья - мордвы, чувашей. Сажание в печь ребёнка, как средство народной медицины, широко использовали многие европейские народы: поляки, словаки, румыны, венгры, литовцы, немцы.

Дореволюционный этнограф и краевед В.К. Магницкий в своей работе «Материалы к объяснению старой чувашской веры» пишет: «Вот как, например, лечили они детское худосочие. Больного ребенка клали на лопату, покрытую слоем теста, а затем закрывали его сверху тестом, оставляя лишь отверстие для рта. После этого знахарь три раза просовывал ребёнка в печь поверх горящих углей». Затем, со­гласно исследованию другого этнографа П.В. Денисова, ребенка «сбрасывали с лопаты сквозь хомут к порогу, где собака съедала покрывавшее ребёнка тесто». Во время всей этой процедуры читал ряд наговоров.


фото Natalya Shishkova

Вариантов обряда перепекания было много. Иногда ребенка обмазывали тестом, лопату с ним проносили над тлеющими углями или сажали в остывшую печь. Но было у всех и общее: обязательно на хлебной лопате и в печь, как символ огня. Возможно, в этой языческой процедуре следует видеть отголоски одного из древнейших обрядов - очищение огнем. А вообще, эта похоже на некую закалку (горячо-холодно), которая мобилизует организм на борьбу с болезнью.

Согласно свидетельству старожилов, к методу «перепекания» прибегали в очень крайних случаях, после этого младенец должен был или умереть, или выздороветь.  Случалось, что ребёнок  умирал, когда его еще не успевали отвязать от лопаты. При этом свекровь на плач снохи говорила: «Знать, ему не жить, а кабы перенес, так стал бы, знаешь какой крепкий после этого».

...Вот так,  добропорядочную знахарку Бабу-Ягу сказочники превратили  в кровожадную злодейку, пекущую в печи детишек...



Продолжение следует...

Начало Вот моя деревня!
Советские крестьяне
Деревенский говорок
Далёкие предки
Дневник крестьянина
Крестьянская одежда начала 20 века
Деревенская свадьба начала 20 века
Крестьянская семья
Домострой?
На разных русских языках
Изба - от глагола "топить"

Печная нежить: всё как у людей
Печка греет, печка кормит, печка лечит... Часть 1. «Печь нам мать родная»
Печка греет, печка кормит, печка лечит... Часть 2. «Кожух с плеч, да и по­лезай в печь!»

Tags: Вот моя деревня!, Россия уходящая, детское, медицина, русская печь
Subscribe

  • А смысл?

    В ботоксе ресниц? Есть какой-то смысл? На ресницах есть мышцы? Ботокс же делают для расслабления мышц. Или я безнадёжно отстала?

  • Москва мундиальная

    Я, правда, редко заскакивала в Москву во время чемпионата мира по футболу, поэтому впечатления мои очень скромные. Ровно дышу по этому поводу. Только…

  • Пропустила я Четвёртый Исторический...

    ...велопробег. В этом году он был международным. А главное, что расстояние значительно отличалось от тех, которые были раньше. Поэтому хоть очень…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments

  • А смысл?

    В ботоксе ресниц? Есть какой-то смысл? На ресницах есть мышцы? Ботокс же делают для расслабления мышц. Или я безнадёжно отстала?

  • Москва мундиальная

    Я, правда, редко заскакивала в Москву во время чемпионата мира по футболу, поэтому впечатления мои очень скромные. Ровно дышу по этому поводу. Только…

  • Пропустила я Четвёртый Исторический...

    ...велопробег. В этом году он был международным. А главное, что расстояние значительно отличалось от тех, которые были раньше. Поэтому хоть очень…