vodolei_13 (vodolei_13) wrote,
vodolei_13
vodolei_13

Дочка, сынок и бися-барася

Наверняка многие помнят сцену из фильма "Любовь и голуби", где Надя горько рыдает над письмом "кобеля-мужа":  "Ой горе... горе-то како..." И тут же, не меняя интонации: " Лёшк, поросятам дал?"
Это гениально передаёт суть крестьянской жизни - что бы ни случилось, а домашняя скотинка прежде всего. Я вообще, впервые из книг и телевизора узнала, что у коров есть разные клички. В нашей деревне бурёнок традиционно звали "Дочка", а их телят - "Сынок" или тоже "Дочка", если рождалась тёлочка. И уверена, что это не случайно: животные были на особом счету, словно дети. Кстати, и слово "скотина" не несло отрицательного смысла: скотина - это хорошо, это достаток.

В 70-е у бабушки с дедом в деревне  держали обычно по одной корове и несколько романовских овец.

http://ic.pics.livejournal.com/grow_clicr/38454848/8984/8984_original.jpg

Ну и куры были - как же без них!
Зимой подросших телят сдавали на мясо - жалко, конечно. Но такова жизнь, а быки в таком количестве не нужны. А вот на тёлочку мог найтись покупатель и приобрести её в качестве будущей кормилицы.  От овец прибыль была двойная: и мясо, и шерсть. Валенки в деревне - не роскошь, а средство выживания))
Овцы кличек не имели, а подзывали их у нас таким распеванием на все лады: "Бися-бися-бися-бися...биииссся - биисся-бися-бися..." или "Барась-барась-барась-барась... барааасссяяя - барася -барася-барася"...

Жизнь в деревне во многом определялась не часами, а "выгнали-пригнали скотину".  Вот мне например, сказано было приходить домой "как пригонят скотину." Городскому жителю это мало о чём скажет - а крестьянину понятно, о каком временном промежутке речь.
"Гонят!" - и все выходили на улицу, встречали. Ребятня висла на заборах. Все знали,  какая чья корова, у какой молоко вкусное, а у какой -нет, какая "бодачая", а какая смирная. Этот прогон животины по деревне был сродни параду: коровы тяжело ступали, словно боялись расплескать парное молоко в переполненном вымени, стайками семенили овцы, периодически надрывно бекая - ну овцы, что с них взять!)) В конце шествия, щёлкая кнутом по земле и подгоняя отставших или не в меру своевольных животных,  героем дня шагал пастух: вот, мол, я всех вам привёл, никого не растерял, пас на хорошей травке - я ли не молодец? - получите своих кормилиц...

Порядок и условия выпаса в деревне  обсуждали всем миром.  "Обряжать пастуха" собирались по звону самодельного колокола - подвешенного пустого газового баллона. Меня дед не брал, а мне было ужасно интересно, как они его обряжали - я ведь думала, что "наряжали". А когда видела пастуха в его одёжке была глубоко разочарована, как же плохо его "нарядили": и чего было собираться?))
На самом деле обряжать -  это судить-рядить-обговаривать условия: нанимать пастуха со стороны или самим пасти по очереди, у кого он будет на постое, или у всех по нескольку дней, сколько платить с головы овцы и коровы и т.п.

Вернувшаяся с пастбища корова заходила в хлев, а бабушка брала маленькую скамеечку, подойник, тряпку и вазелин. Подойник от ведра отличается носиком, чтоб удобно было разливать молоко.

http://www.himtorg.ru/upload/iblock/03b/03b6f4b81f5b0e0b34dc8b62f2209b8c.jpg

Бабушка обтирала вымя, смазывала вазелином - и вот тонкие молочные струйки уже бзыкали об ведро. Мы с кошкой сидели на ступенечках и смотрели.  Целое ведро молока! Корова наша давала 8-10 литров молока за дойку.
Главное, чтоб корова всё  молоко "отдала": она ведь может и не отдать, поэтому тут важен был подход и насколько корова  доверяет доярке. Потом бабушка цедила густую пенно-молочную жидкость  через марлю - разливала по кринкам.



Часть молока сдавали на ферму,  где записывали - у деда была книжка - когда, сколько и какой жирности было молоко.  Видимо, закупало государство по своим ценам. С отстоявшегося молока бабушка  снимала сметану,  делала творог, топила а печке молоко и сметану, а из топлёной сметаны сбивала масло.

Главным кормом скотинки была трава летом, а зимой - сено. Поэтому сенокос был делом  первостепенной важности. Все инструменты к нему - косы, грабли, вилы - всё должно быть в идеальном состоянии. Все родственники, кто мог помочь заготовить сено - приезжали, и даже специально брали отпуска в это время.



То же самое с картошкой - вторым хлебом - которым питались и крестьянин, и его животина - варёную мятую картошку добавляли в пойло. Каждый день в печке варился большой чугун картошки в мундире - для этих целей.

Уважаемый человек среди крестьян - ветеринар:  кроме чрезвычайных случаев, занимался обычно подрезанием копыт и кастрированием барашков. Но не всё мог решить ветеринар - поэтому в деревнях были ещё свои доморощенные колдуны-знахари, которые в некоторых делах кумекали больше специалистов. Так и случилось однажды у деда - стала болеть корова. Никто не мог ни помочь, ни определить напасть.Трагедия! И пошёл он к бабке-ведунье. "Дык вам сделано на падёж, - уверенно сказала та и дала соль наговорённую. Велела бросить в печь:
- И тот, кто вам это сделал, придёт деньги менять. Так ты, слышь, не меняй ему...
Так всё и случилось: пришёл менять деньги мужик, которого за колдуна в деревне считали. Именно - менять деньги! Так вот ему их не поменяли, а скотинка выздоровела. Вот такое тоже бывало...

Современные россияне и современные коровы - это совсем другая история...

Tags: 70-е, Вот моя деревня!, Россия уходящая, деревенская жизнь, деревенское детство, животные
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments